Изба читальня елена наумова

Изба читальня елена наумова

Colonel Cassad

Рупор тоталитарной пропаганды

Наступили выходные, а значит сегодня снова выходит рассказ из рубрики "Изба-читальня".
Сегодня у нас рассказ Всеволода Глуховцева "В раю без перемен".

В РАЮ БЕЗ ПЕРЕМЕН

Древо познания покачивалось, ветви его дрожали – но лишь потому, что Адам легонько толкал рукою ствол: толкнёт и смотрит задумчиво, и странная улыбка на устах… Он ни с кем не говорил, и никого, кроме древа, не трогал, однако ж, нашлись такие, кто каждой дырке затычка. Один такой, вернее.
Это был, естественно, Сократ. Он и в той жизни любил встрясть во всё, что видел, и здесь ему мирно не жилось.
-Эй, дедушка, — сказал с ехидцей он. – Скажи, пожалуйста, а если ты опять вкусишь плода, тебя одного изгонят, или теперь уже всех?
Адам как будто и не слушал. Прошло секунд десять, прежде чем свёл взор на Сократа, посмотрел внимательно. Грустная улыбка изменилась, но грустной и осталась… Не сказав ни слова, он отвернулся и вновь занялся древом.
Но от Сократа так просто было не отделаться.
-Слушай, — не унялся он. – Если на древе есть плоды, то они сами упадут, когда созреют. А если нет, то нет. Зачем тогда трясти.
Конечно, Адам и на этот вопрос отвечать не стал, зато возник Православный мыслитель. Его давно уже поддевали Сократовы выходки, и он проворчал вполголоса:
-Ну, понёс философ свой обычный вздор…
А Сократу только того и надо. Он вскинулся, задорно выставил плюгавую бородёнку:
-Вы что-то имеете против философии, почтеннейший?
Мыслитель был мужчина преначитанный, цитаты из него валились через фразу.
-Не философии, но философов. Они говорят, что ищут – стало быть, ещё не нашли, — отчеканил он слова Тертуллиана.
-Ага! А вы полагаете…
-А ну, хватит! – рявкнул вдруг Неизвестный солдат. – Шпаки! На кухню обоих! По три наряда!
Неизвестный солдат был ефрейтором, отсюда и замашки. Погиб он – вернее, по официальным данным, пропал без вести – в августе 1914-го близ города Ортельсбурга в Пруссии.
Мыслитель сник. Грубость на него тяжело влияла. Он чуть не заплакал. Сократу же такое было по колено:
-Слушайте, уважаемый! А почему вы – Неизвестный солдат? Почему не Неизвестный ефрейтор? Непонятно!
-А я вот тебе щас как дам промеж ног, и ты ляжки обдрищешь, — пообещал Ефрейтор. – И вмиг всё поймёшь.
Тут и Сократ замялся. Он знал, что у воина слова с делом не разойдутся… Помог Соломон:
-Ефрейтор суть старший солдат, — разъяснил он, чуть сузив красивые тёмные глаза. – Следовательно, никакого противоречия здесь нет.
И оглядел свои холёные пальцы, где, увы, не было легендарного перстня с надписью «И это пройдёт» — якобы отобрал на входе апостол Пётр, заявив, что ЭТО уже не пройдёт.
Сократу ещё хотелось поспорить, но опыт подсказывал, что лучше не надо. Поэтому он зажевал губами, обдумывая какую-нибудь тему для беседы… и нашлась тема. Он прицепился к Невинно убиенному младенцу:
-Эй, юноша! А вы знаете разницу между женщиной и автоматом с газ-водой?
Мыслитель поморщился. Сальности тоже оскорбляли его нравственные чувства. Да и вообще он не мог взять в толк, как очутился здесь этот язычник! Ладно там Соломон, Адам, Младенец, с ними всё ясно. В общем-то, объяснимо и присутствие Ефрейтора, хотя самого его Мыслитель не любил за грубость и буйство. Но Сократ, насмешник и бездельник, которого сами язычники не вытерпели! Но отец Амвросий.
Каким путём сюда проник самозванец отец Амвросий, понять было решительно невозможно. Сократ, и тот был не таков. Этот же нагло объявил себя имеющим сан, лаялся со всеми, кроме Ефрейтора (побаивался) и Соломона (бесполезно) и втихаря писал Самому доносы на соседей.
Впрочем, писали здесь многие. Соломон продолжал «Екклесиаста». Ефрейтор корябал рапорты с просьбой наградить его Георгиевским крестом IV степени или хотя бы медалью «За храбрость», каковую на Земле получить не успел; даже посмертно не мог быть награждён, так как в списках погибших не значился: по его словам, снаряд немецкой мортиры грохнул в полуметре – и в клочья… Мыслитель, слушая этот рассказ, незаметно кривился, не очень верил, но помалкивал.
Сам он тоже склонялся к тому, чтобы написать – на Амвросия; дальше терпеть поганца было невмоготу, даже думать о нём невозможно без волнения. Вот и сейчас подумал, разволновался и напустился на Сократа:
-Опять вы с вашими скабрезностями! Вот уж воистину: почитай о нём у Диогена Лаэрция, найдёшь, что он был ростовщик, сверх того запятнал себя такими гнусностями, о коих и говорить непристойно.
Сократ воспрянул:
-Ну, это ваш Мережковский сочинил! Ну и что? Где он? И где я? То-то. Меня Данте, и тот в чистилище поместил. Смелости ему, конечно, не хватило, но…
Мыслителя как гвоздём снизу ткнули – от «чистилища». Он бешено вскочил.
-Что?! Ты тут ещё разведи папизм, старая сволочь! Чёрт…
И обмер. Слова колом встали в горле.
-О, Господи… — наконец выдавил он и кое-как перекрестился. – Прости мне прегрешения мои… Из-за вас осквернил уста… Что теперь будет?!
Тут как тут оказался отец Амвросий.
-Что будет. – вреднейшим тенором пропел он. – Высекут, вот что будет. И поделом! Осквернил уста он, ишь ты… Небось не Земле не так осквернял, а? В пост мясо жрал!
Мыслитель задохнулся, глаза завертелись как колёса, но сказать ничего не успел, Ефрейтор гаркнул первым:
-Молчать! Смир-рна! Развели бардак! На гауптвахту!
Взвизгнул отец Амвросий, затрясся, забрызгал слюной, заголосили всяк своё Мыслитель и Сократ, горько заплакал Младенец… буза пошла в раю, и над Землёю замутились небеса, зашумели ветра, хлынули грозовые ливни, где-то в океане вздыбилась волна, и…
И распахнулась дверь.
И враз всё смолкло.
Архангел Михаил обвёл всех таким взглядом, от которого Сократ повторно ощутил во рту вкус цикуты, а отец Амвросий испытал сильнейший позыв к стулу. Ефрейтору, и тому стало не по себе.
-Вы что, придурки, — негромко произнёс Михаил. – Совсем страх потеряли.
Тишина стала ещё тише. Все застыли в таких позах, в каких застиг их гнев архангела.
-А ну… — он сделал паузу. — Лежать!
Спешно зазвякали пружины коек. Правда, Соломон, Адам и Младенец и так лежали, а все прочие мигом юркнули под одеяла, только Ефрейтор замешкался, держал фасон… Это вызвало окрик:
-А тебе что, отдельно повторять, да? Герой с дырой… Монументом стать хочешь, да? Так это я быстро! Гипса у нас много, заделаем, поставим, и будешь стоять в лучах заката… Ну?
Ефрейтор, бурча под нос, накрылся одеялом, стих… Михаил обвёл палату взглядом, погрозил Младенцу:
-Ты, выкидыш, не реви, понял? Только попробуй у меня занюнить, рад не будешь… Понял?
Тот всхлипнул:
-Я не выкидыш… Меня мачеха крысиным ядом извела. В кашу подсыпала…
-И я могу, — заверил его Михаил. – Легко!
Соломон ухмыльнулся. Едва заметно, но и это не скрылось от сурового ока.
-Улыбаемся, да? – спросил архангел и тоже улыбнулся, такой улыбкой, от которой слабонервного свело бы судорогой. – Ну-ну, давай… Доулыбаешься… Это ты врачам можешь мозги парить, а со мной номер не пройдёт, понял. Я вижу, что ты косишь, прячешься здесь. Смотри, могу взяться… Тогда сам рад будешь сбежать, да поздно будет… Ну?
Автор «Екклесиаста» слабонервным не был. Он неопределённо двинул бровью и молвил:
-Всё возможно, спору нет. Но ведь два… м-м… разумных существа всегда найдут компромисс, не так ли?
И его рука откуда-то из недр кровати выудила новенькую двухсотенную купюру, поиграла ею и оставила на одеяле.
Михаил внушительно откашлялся. Банкнота исчезла в кармане белого халата.
-Ладно, — голос смягчился. – Смотрите у меня, в последний раз… — хотел ещё что-то добавить, но тут в коридоре раздался топот, и в палату влетел ещё один санитар.
-Мишка! – крикнул он. – Я тебя обыскался! Давай скорей в приёмный покой, там одного буйного привезли, с белой горячкой. Пошли!
-Сейчас, — ответил Михаил. – Фикус заберу. Эти уроды зачем-то из вестибюля фикус спёрли.
Он взял кадку с древом, оглядел всех напоследок, предупредил:
-Смотрите… — и оба быстро вышли.
Тот, кто называл себя Адамом, повернулся к стенке, закрыл глаза. Он столько насмотрелся за столетия своих блужданий по Земле, и столько раз его считали сумасшедшим, преступником и обманщиком, что это ему стало давным-давно всё равно. Он устал.
Странно, но именно сейчас он вдруг ощутил, как устал. Как я устал, Боже мой. Он открыл глаза, увидал стену больничного цвета. Неужто… А?!
Он и не ожидал, что так вздрогнет. Вот он уже на другом боку, смотрит жадно… и взгляд его встретился с насмешливым взглядом Соломона.
-Что, прародитель, — шепнул тот. – Проняло?
И Адаму показалось, что этот умница и плут, зачем-то симулирующий болезнь, всё про него, Адама, знает: что он вовсе не Адам, а его старший сын, отправленный скитаться без приюта и покоя – знает и молчит.
-Да… — отшепнул он. Вышло хрипло. – Почудилось. Вроде как вот-вот… Но нет, мимо.
Ещё топать да топать.
Соломон подмигнул:
-Ну, ничего. Дойдём.
Последнее слово прозвучало с вопросом:
-Дойдём? – похоже на то.
-Должны, — Каин пожал плечами. – А иначе к чему это всё…
Тот рассмеялся беззвучно:
-Ладно, давай-ка спать, это лучше всего. Там, — показал пальцем вверх, — поговорим.
Его сосед кивнул, закрыл глаза. Там… Он попробовал вспомнить, что когда-то рассказывал ему отец… но память, память. Как давно это было, Боже мой, как давно! Свет, тепло – вот это помнилось. А больше ничего. Но он подумал, что, вернувшись, он узнает всё и встретит всех, будто и не было их, этих лет. И это хорошо, наверное… Да хорошо, конечно, что же тут плохого. Вернёмся! Надо подождать. Подождать… Ну, подождём. Вернёмся. Все.

Читайте также:  Лучший мотокультиватор для дачи рейтинг

Если кто-то захочет поблагодарить автора — Yandex 410018582220491

Я родилась 15 марта 1949 года, живу в Волгоградской области. Работаю учителем русского языка и литературы в школе. После окончания педагогического института трудовой путь начинала литературным сотрудником в районной газете. До сего дня продолжаю держать с ней тесную связь. Издана моя книжечка «Как в прошедшем грядущее зрело…» (по страницам газет военной поры) – итог нескольких лет работы в архивах. Неоднократно становилась лауреатом именной премии, учрежденной редакцией газеты «Звезда», победителем в конкурсах журналистского мастерства областного и районного масштабов.

Очень люблю поэзию, хотя стихи сама не пишу. Мне нравится всматриваться в жизнь, знакомиться с необычными судьбами людей… В публицистических материалах делюсь с читателями своими впечатлениями о том, что стало дорогим, затронуло душу… С большим удовольствием читаю творческие работы замечательных авторов на интереснейшем сайте СТИХИ. РУ. Буду рада вниманию к моим скромным публикациям и с благодарностью приму справедливые замечания по их поводу.

Печатаюсь в межобластных литературно — музыкальных альманахах: "НЛО" — Новомосковского литературного объединения, «Ковчег» — Тульского православного литературного объединения «Ковчег». В ежегодном сборнике поэзии и прозы «На крыльях Пегаса» Тульского литературного объединения «Пегас», в детском журнале «Пегасик» (приложение к сборнику «На крыльях Пегаса»).

Получила 1-ю премию за очерк «Мой Лермонтов. Откровения словесника»
в конкурсе «Мой Лермонтов» (30 октября 2014 года. Изба – Читальня).

По итогам II — го Всероссийского интернет — конкурса творческих работ «Мой Учитель» очерк "Учитель, перед именем твоим. " занял 1 место (25 октября 2015 года).

От всей души благодарю Маргариту (в Избе — Читальне под творческим именем — Miliza ) за великолепное озвучивание моих прозаических миниатюр:

Читайте также:  Горшки для вертикального озеленения

"Птица счастья"
"Как ясные глазки. "
"Лик осени"
"Ивушки — сестрички"
"Дарил на счастье музыку"
"Солнышко на ножке"
"Серая Шейка"
"Пуговица"

(Литературно — художественный портал "Изба — Читальня", страница актрисы).

Картинки, которые использую для иллюстрирования своих произведений, взяты мною из Интернета и имеют своих авторов.

У Елены Наумовой широкий круг читателей. Имя поэтессы из Вятки давно открыто любителями русской поэзии: учителями-словесниками, студентами и школьниками. Ее творчество интересно педагогу, филологу, и литературоведу, юному и взрослому читателю. При этом важно, что её новые произведения публикуются не только в Вятке, но и в столичных изданиях: альманахах «Истоки», «Поэзия», «Вечерний альбом», «Русская душа», в журналах «Октябрь», «Москва», «Наш современник», «Север», на страницах «Литературной газеты».

Елена Станиславовна роди­лась в поселке Вахруши Слободского рай­она Кировской области 24 сентября 1954 года.

В конце 70-х годов XX века была членом литературного клуба «Молодость» при Кировской писательской организации. В 80-е гг. Елена Наумова — победитель поэтических конкурсов журналов «Смена» и «Сельская молодёжь». Её стихи появляются в журналах «Наш современник», «Крестьянка», «Студенческий меридиан», в газете «Литературная Россия», в альманахах «Истоки» и «Поэзия».

С 1984 г. по 1990 г. училась в Литературном институте им. М. Горького (семинар поэзии). В 1985 году в Волго-Вятском книжном издательстве у Елены выходит первый сборник стихов «Девочка и дождь». Следующий поэтический сборник «Выстрел ветки» выходит в 1988 году уже в московском издательстве «Молодая гвардия». Тогда же молодую поэтессу отмечают известные поэты старшего поколения – Валентин Берестов, Владимир Костров, поэты-фронтовики Николай Старшинов и Евгений Долматовский. В 1989 г. на IX Всесоюзном совещании молодых литераторов, будучи студенткой IV курса дневного отделения Литературного института, Елена Наумова принята в члены Союза писателей СССР.

В 1990 г., окончив Литинститут и вернувшись в Вятку, Елена работает журналистом в местных СМИ и продолжает писать стихи и прозу. В 1990 году ее поэзия представлена большой подборкой в сборнике «Вечерний альбом. Стихи русских поэтесс», вышедшем в издательстве «Современник»; в коллективном сборнике «Русская душа», вышедшем в г. Потсдам в Германии. В столице продолжают выходить её новые книги:

Счастливый билет : стихи / Е. С. Наумова ; предисл. Н. К. Старшинова. – М. : Б-ка журнала «Молодая гвардия», 1990;

Девочка и дождь : стихи для дошк. возраста / Е. С. Наумова. – М. : Дет. лит., 1991.

С конца 90-х гг. её произведения публикуют журналы «Октябрь», «Север», «Нижний Новгород», «Наш современник», «Москва», «Литературная газета» и др.

В Кирове в эти годы издаются новые книги:

День рождения: стихи / Е. С. Наумова ; рис. М. В. Наумова. – Киров : Миньон, 1993. – 12 с. : ил.

Читайте также:  Фермер ру огурцы в теплице форум

Короткое лето: стихи и сказки о любви / Е. С. Наумова. – Киров : Вятка, 1997. – 191 с. : ил.

Серая кошка на белом облаке: повести и рассказы / Е. С. Наумова. – Киров : [б. и.], 1998. – 174 с. : ил.

Сказочник: маленькие повести, сказки / Е. С. Наумова. – Киров : [б. и.], 2003. – 79 с. : ил. – (Народная библиотека).

Сквозь листву: стихи / Е. С. Наумова ; сост. М. В. Карпова ; худож. М. В. Наумов. – Киров : [б. и.], 2004. – 141 с. : ил.

Серая кошка на белом облаке : повесть / Е. С. Наумова ; [предисл. Е. О. Галицких ; худож. М. В. Наумов]. – Киров : ОРМА, 2008. – 285 с.

В 1998 году Елена Наумова создала литературно-журналистскую студию при Кировском областном Дворце творчества детей и молодёжи, которой руководит по сей день. В 1999 г. студия становится победителем во Втором Международном фестивале «Дети и экология ХХI век» в номинации «Самая добрая книжка, написанная детьми». В студии занималось и занимается много способных и филологически одарённых подростков. Большинство из них с успехом окончили гуманитарные факультеты кировских и столичных вузов.

В 1998 году Наумова становится лауреатом премии им. Леонида Дьяконова за книгу лирики «Короткое лето» и лауреатом премии имени поэта-земляка Овидия Любовикова за цикл стихов, посвящённых Великой отечественной войне.

Елена Наумова – лауреат II и V Московских международных конкурсов современной поэзии «Золотое перо».

«Елена Наумова – поэт из тех, кто живет на весу – как листва, дрожит на ветру жизни — как листва, птицы радости и печали поют в ее душе – как в листве, ее стихи откровенны и трепетны – как листва, и в лучших ее строках, есть волненье листвы, пребывающей в постоянном движении на весу…» — это поэтическое вступление к книге Елены Наумовой «Сквозь листву», вышедшей в 2004 году, написала Юнна Мориц, поэт, чьё имя известно всем знатокам и любителям большой поэзии… За книгу стихов «Сквозь листву» Елена Наумова стала Лауреатом Всероссийской премии им. Николая Заболоцкого.

Шесть книг Елены Наумовой – «День рождения», «Сказочник», «Сквозь листву», «Серая кошка на белом облаке», «Не будите спящего Орфея», «Жетончики» — оформлены её сыном – художником Максимом Наумовым.

В 2008 г. книга Е. Наумовой «Серая кошка на белом облаке» номинирована сразу на две Всероссийские литературные премии: «Ясная Поляна» им. Льва Толстого и премию им. Ивана Бунина. Писательница становится финалистом премии им. Бунина и участником юбилейных (посвящённых 180-летию со дня рождения Л.Н. Толстого) Международных яснополянских писательских встреч.

В 2009 году выходит 11 том Антологии Вятской литературы, где представлены избранные произведения Елены Наумовой – стихи, сказки, рассказы и повести. Книга называется «Цветок папоротника» и становится победителем в областном конкурсе «Вятская книга — 2009» в номинации «Лучшее художественное издание».

В 2010 году Е. Наумова вновь входит в шорт-лист Бунинской премии за стихи из книги «Цветок папоротника».

В августе 2010 года в Санкт-петербургском издательстве «ДЕТГИЗ» вышла книга стихов для детей «Шла по городу ворона». А её автор уже во второй раз стала участником литературного фестиваля «Писатели вокруг «ДЕТГИЗА».

В этом же году стихотворение Е. Наумовой «Девочка и дождь» было положено на музыку композитором Евгением Щекалёвым. Песню исполнила народная артистка РСФСР Валентина Толкунова.

В 2011 году творчеству Елены Наумовой особое внимание уделено в журнале «Литературная учёба». В № 4 опубликованы: эссе «Возвращение» и маленькая повесть «Красные цветы», а также послесловие к публикациям известного критика Павла Басинского.

Очень плодотворным стал для Елены Наумовой 2012 год: вышло несколько публикаций в столичных литературных альманахах и еженедельниках и две новые книги: книга прозы «Не будите спящего Орфея» (г. Киров, типография «ООО ОРМА») и книга лирики «Жетончики» (г. Москва, издательство «Художественная литература»). Предисловие к книге написал один из самых значительных российских литературоведов Лев Аннинский.

В июне 2012 года Елена Станиславовна была почётным гостем XXXXVI Всероссийского Пушкинского праздника поэзии, посвященного 213-ой годовщине со дня рождения великого русского поэта, в селе Большое Болдино Нижегородской области.

В сентябре 2013 года Елена Наумова по приглашению легендарного издательства «Художественная литература» приняла участие в крупнейшем в России книжном форуме — 26 Московской международной книжной выставке-ярмарке ярмарке. Лучшие стихи из книги «Жетончики» прозвучали на встрече с читателями на «Авторской площадке» выставки.

Елена Станиславовна Наумова пользуется авторитетом среди собратьев по перу. Но и уважение коллег, и любовь читателей и внимание литературной критики её не успокаивают, а только побуждают к сомнениям, поискам, самоанализу и высокой требовательности к своим произведениям.

Елена Наумова постоянно проводит творческие встречи с читателями в школах, вузах, библиотеках Кирова и области.

Ссылка на основную публикацию
Зеленое мыло от вредителей отзывы
Зеленое мыло – это натуральное средство, которое хорошо известно как опытным цветоводам, так и новичкам в этом деле. Его активно...
Заготовка яблочного сока на зиму через соковыжималку
пятница, 19 августа 2016 г. Среди многочисленных рецептов домашних заготовок на зиму есть у меня и натуральный сок из яблок....
Заготовки из кабачков на зиму золотые рецепты
В кабачковый сезон все мы занимаемся зимними заготовками, и не смотря на то, что время диктует нам моду на замороженные...
Зеленое удобрение из травы как приготовить
В процессе роста растения забираю из почвы много питательных веществ, которые необходимо пополнять для получения хорошего урожая и сохранения плодородия...
Adblock detector